Рецензия Галины Габриэль

02.02.2016 Теги: Статьи

Впервые я встретилась с работами Инны Рязановой в одной из петербургских галерей, на ее персональной выставке. Первое, что отметила тогда — редкий сплав бесхитростности и одновременно эмоциональности ее живописи, стремление уйти от штампов в искусстве, желание оторваться от «правдоподобноси» жизненных реалий. Удивило и разнообразие жанров, многотемность ее полотен — пейзажи, натюрморты, портреты, фантазийные композиции. Казалось, художнику хочется изобразить буквально все, что можно увидеть в современной жизни, и даже то, что обычный человек никогда не увидит. И все это — Природа, Человек, Космос, соединилось в работах Инны в поэтическую, порой ирреальную картину Мироздания, сотворенную по собственным законам красоты.

В этом калейдоскопе разнообразных образов поначалу трудно разобраться. Если художник способен так по — детски непосредственно радоваться жизни, то способен ли он по — взрослому серьезно размышлять о ней? Думается, не смотря на разнохарактерность ее работ, наивную восторженность, безоблачность многих тем сюжетов, в творчестве Инны Рязановой прослеживаются своя логика и определенная эволюция художественно — пластичного языка.

Творческая манера Инны, как художника совсем молодого, конечно еще только формируется. Поэтому в ее работах можно обнаружить увлечение многими живописными и стилевыми направлениями: от наивного искусства до живописи постимпрессионизма и символизма. И это вполне логично — в начале творческого пути большинство художников проходят стадию восторженного открытия всех богатств мировой культуры и искусства. Главное, чтобы настало время переосмысления этого наследия. Кажется, Инна уже начала корректировать стихию собственного творчества, вырабатывать свой художественно пластический язык. В этом языке важно все: пространство, перспектива, с которыми художник намеренно обращается весьма вольно, порой создавая ощущение ирреальности происходящего: рисунок достаточно условный, не стремящийся к «правдоподобности», но улавливающий живую неправильность формы, жеста, акцентирующий главные смысловые акценты. И, конечно, цвет — пожалуй, самая сильная сторона в творчестве Инны Рязановой. Цвет в ее работах может быть более или менее «близким к жизни» как в некоторых натюрмортах и пейзажах, но чаще он повышенно — декоративный, контрастный, работающий отдельными яркими красочными пятнами или образующий цельное, выразительное живописное насыщенное пространство.

Главное же — живопись Инны Рязановой непринужденна и эмоциональна. Она рождена желанием художника напомнить о ценности простых, «первозданных» вещей — красоте природы, радости общения с ней и близкими людьми, умение увидеть их красоту и по — детски ей удивиться. Внутренний мир художника, бесхитростно выплеснувшийся на ее холсты, заставляет вспомнить об искренности, открытости бытию. Может быть, именно этого нам так не хватает сегодня в этой жизни.

Галина Габриэль, кандидат искусствоведения,
Член Союза Художников России